Байки из роддома

Удочеренная мать удочерила брошенную отказничку

0
Просьба Авторизоваться или Зарегистрироваться на сайте. После этого он станет ещё удобнее!
история удочерения

Я вспомнила один случай, который произошел много лет назад. Тогда я лежала в роддоме со своим первым малышом. Роль Матери была мною совсем неизведанна. Еще только предстояло открыть ее в себе.

Нас в палате было пятеро: четверо молодых новоиспеченных мам и Люба — мама уже теперь троих детей. Для нас, молодых девчонок, Люба стала настоящей наставницей по всем вопросам ухода и кормления наших чад; консультировала нас по первым дням и неделям жизни не только малыша, но и всей семьи.

Ведь с появлением нового, самого важного, человека в доме жизнь меняется у всех домочадцев! Конечно, каждый делился своими незабываемыми впечатлениями от первых родов. Смеялись над мужьями, которые от испуга не знали, что делать.

история удочерения

Как их отпаивали валерьянкой мамы и свекрови. Мы щебетали, хохотали, ворковали над своими дитятями, когда их приносили на кормление. Потом с радостью перечисляли новые открытия сегодняшнего дня в малыше, когда во время кормления жадно и с любопытством разглядываешь личико своей родной кровиночки.

Люба за эту неделю, что мы все вместе находились в палате, стала нам настоящей матерью. Все нам… троим. Четвертая роженица, Настя, не участвовала в жизни нашей шумной ватаги. Целыми днями она лежала, отвернувшись от нас к стене.

Не разговаривала, не интересовалась Любиными «уроками», не рассказывала своих историй. В общем пребывала в полном и глубоком безмолвии. Когда приносили новорожденных на кормление, только тогда она садилась на кровати, брала дитя на руки, давала грудь и как-то безучастно к малышу досиживала до конца кормления.

Мы не сразу заметили такой ее настрой к ребенку — все были заняты своими чадами. Но отстраненность Насти ото всех, безрадостность, бесцельность и отчужденность от всего происходящего в ее жизни нас удивляли и настораживали.

Может, беда какая или неприятности? Может, нет никого? Может, помощь нужна? Не шла Настя на контакт. Так ничего от нее и не услышали и не узнали о ней.

В один день, как обычно, привезли малюток на кормление. Мы еще посмеялись, как там их не путают — вроде все на одно лицо.

Кровать Насти оказалась пуста. Она незадолго до кормления вышла в коридор и до сих пор не вернулась. Сестричка держала Настиного ребенка на руках в ожидании мамаши. Но Настя не возвращалась. Мы уже откормили своих чад. Насти не было.

Ее искали повсюду: в коридоре, в туалете, на лестнице. Нигде нет.

— Давайте малышку, покормлю. У меня молока много. Хватит, — сказала Люба сестричке.

— Да как же я вам дам. Сейчас мать подойдет.

— Да нет ее, матери-то. И не будет, видать, — тихо сказала Люба.

Мы не хотели верить в слова Любы и с недоумением смотрели то на нее, то на сестричку, то на пустующую кровать Насти. Вдруг кто-то опомнился:
— Вещи в тумбочке посмотрите.

Тумбочка была пуста. Ни одной своей вещи Настя не оставила. Повисло тягостное молчание. Мы не знали, что делать и что думать. Ни у кого не укладывалось в голове произошедшее, да и думать не хотелось о плохом.

— Если не вернется, приносите малышку — я двоих кормить буду. До выяснения обстоятельств, — сказала Люба.

Оставалось два дня до выписки. Мы все готовились к возвращению домой, в семью с радостным и таким родным пополнением. Любе разрешили кормить двоих малышей: своего пацана и Настину девочку.

— Согласился, — сказала Люба на следующий день.

— Кто? На что? — повернулись мы все в ее сторону.

— Муж. Девочку Настину к нам в семью взять. Где трое пацанов, там девчонка не помешает. Мы с мужем все дочку хотели. А нам Бог богатырей только дает. Вот пусть ее защищают теперь. От всех бед и напастей, что, было, не свалились на ее головушку.

Люба помолчала и добавила:
— Вот как оно в жизни бывает — меня ведь тоже удочерили.

Я не знаю, как сложилась жизнь у Любы и судьба Настиной дочки. Мы больше никогда не виделись. Думается мне, что все должно быть хорошо.

Но этот случай я запомнила на всю жизнь. И когда я смотрю на икону Богородицы, то вспоминаю глаза Любы, когда она кормила малышей. Та же безграничная любовь, сострадание и глубокая материнская мудрость.

Судьба маленького человека будет зависеть от того, как эта роль сыграна. Играться здесь неуместно.

Автор: Светлана Гарцианова — штатный редактор журнала divno.info

Я купила сына за 200 рублей у бомжихи
Роды. За отказ от аборта Бог наградил Её благами

Reactions

0
0
0
0
0
0
Уже отреагировали на этот пост.

Реакции

Ничего не понравилось ?

Ваш адрес email не будет опубликован.